понедельник, 25 августа 2014 г.

Маша Трауб «Я никому ничего не должна»

Ничего нет занимательно, интригующего, детективного, замысловатого, необычного в дневнике одинокой, старой и больной бывшей учительницы Александры Ивановны. Фабула примитивна до одной строки: доживая последние дни (она знает, что неизлечимо больна) Александра Ивановна по просьбе бывшей ученицы Лены, которая навещает ее, записывает на диктофон отдельные эпизоды своей жизни. 

Но почему же я проглотила эту книгу за два вечера? Что такого нового, неизвестного доселе рассказала мне бывшая  учительница русского языка? Или я не знаю, как могут складываться взаимоотношения внутри педагогического коллектива на 99 % состоящего из женщин? Эти и другие вопросы я мучительно задаю сама себе. 


Вот уже третий роман Маши Трауб прочитан, а меня не покидает ощущение, что Маша знает какой-то секретный код (некий 25 кадр), заставляющий меня в кратчайшие сроки поглощать один роман за другим. Я не склонна к мистификации, поэтому предполагаю, что Маша Трауб мастерски жонглирует типичными персонажами в типичных обстоятельствах. Она умеет так развернуть сюжет, что он держит читателя до конца произведения. Она может найти такие «крючки», которые будут цеплять любого читателя.

В данном случае это любовная история героини. В начале своей педагогической деятельности Александра Ивановна повстречала молодого, энергичного, обаятельного учителя физики Андрея Сергеевича. Конечно, не могла не влюбиться. А как иначе?.. Во-первых, первый парень на деревне, а в деревне … он один. Во-вторых, он первый проявил внимание к Александре. Судя по всему, до него она была обделена мужским вниманием. В-третьих, его любили дети за неформальное ведение уроков. Ее же только уважали, поэтому Александре было интересно понять, в чем кроется секрет его популярности у детей. Этот секрет она разгадала спустя годы и уже не завидовала Андрею.

«Андрей Сергеевич вел себя не как мужчина, а как рефлексирующий, обидчивый и заносчивый подросток, такой же, как они – его ученики. Наверное, поэтому дети не любили меня, уважали, боялись, но не любили. Я не опускалась до их уровня. Всегда помнила, что я – взрослая, а они – дети. И я принимаю решения и знаю, как лучше для них. Я была учителем, который всегда прав. А они – учениками, которые должны молчать и слушать. Андрей был с ними на равных. В плохом смысле слова. Он был им другом. Условным. Потому что дружить по-настоящему – нести ответственность, помогать, поддерживать – он не умел».

Андрей всю жизнь оставался большим ребенком, между делом, ломающим детские и женские судьбы. Он был эгоистом, способным в угоду собственной персоне переступить через человека, пойти на любую подлость. А Александра Ивановна была человеком с жесткими жизненными принципами, воспитанными в семье врачей. Папа – талантливый хирург, а мама – хороший терапевт. Александра мечтала стать врачом, но сама не знает, почему пошла в педагогический.

Браво Маша Трауб! Как точно подметила, что огромная доля педагогической братии работает в школе не по призванию, а потому, что просто поступили в вуз, просто ближе к дому, просто не было конкурса …. Вот и героиня признается:

«На самом деле у меня не было ни одного качества для работы учителем. Не было самого главного – я не любила детей. Относилась к ним как к больным: когда надо – была жестокой, беспощадной, когда надо – стремилась одобрить, поддержать.<…> Мне кажется, что детям нужно ставить правильный диагноз и лечить. Одному нужны терапевтические меры, другому – операция».

Но чувство ответственности за детей, за выбранное дело не позволило Александре Сергеевне стать посредственным педагогом. Она даже в какой-то момент испытала восторг от профессии.

«И вдруг, где-то в середине урока, на меня нахлынула волна. Было ощущение, что я выпила вина. Я вся приподнялась, полетела. Слова складывались в предложения сами собой. Как-то стало легко и свободно. У меня появились силы. Нет, не вино –как будто в меня вкололи адреналин или какой-то другой стимулятор жизненной активности. Мне показалось на миг, что за счет этих детей я могу жить.
Сейчас я понимаю, что это была энергетика – детская, самая сильная, самая мощная. Я подзарядилась от них, как от розетки, а тогда решила, что это моя судьба – стоять вот так перед классом и нести разумное, доброе вечное».


При подготовке диплома Александра Ивановна выбрала педагога, у которого было мало студентов. Михаил Ильич был интеллигентом в подлинном значении этого слова, меломаном и завсегдатаем концертного зала консерватории. Его образ мыслей оказал большое влияние на педагогическую судьбу героини. Как-то юная Шурочка задала мэтру сакраментальный вопрос : «А правда, что для того, чтобы быть хорошим педагогом, нужно любить детей?»

Михаил Ильич ответил: «Я не знаю, кого считать хорошим педагогом и что значит любить? Очень размытые понятия, ты не находишь?»

А вы, уважаемые педагоги, какой ответ дали бы на этот вопрос? Что бы вы ответили молодому педагогу, начинающему 1 сентября свою профессиональную деятельность?