вторник, 15 апреля 2014 г.

Максим Кантор «Советы одинокого курильщика. Тринадцать рассказов про Татарникова»

Ко мне вернулся мой любимый журнал «Story». После того, как около года назад умер основатель и главный редактор, да просто талантливый журналист Владимир Борисович Чернов, журнал прекратил свое существование. Читатели были в печали. Цены на старые номера взлетели, как на акции нефтяной компании. Группа«Вконтакте» потонула от слез восторженных барышень. Юноши готовы были кинуться в бой, дабы отстоять журнал. Но никакие жертвы не потребовались. Он вернулся!!! Практически в том виде, как и был. Но несколько похудевший (часть рекламодателей разбежалась, не пережив периода смуты) и обновленный новыми именами.

В последних номерах появилось имя Максима Кантора, художника, философа, писателя, искусствоведа. В февральском номере была статья о нем и мне захотелось что-то прочесть что-то из его книг, мне показалось что его взгляд на действительность может быть мне близок. Я не рискнула засесть за двухтомный роман «Учебник рисования», а ограничилась лишь «легким» детективом «Советы одинокого курильщика. Тринадцать рассказов про Татарникова».

На первый взгляд все банально просто. В предисловии автор в традициях русской литературы поясняет историю появления рукописи: один репортер передал автору рукопись и пожелал остаться неизвестным; автор ничего не менял, несмотря на то, что не разделяет некоторых точек зрения на окружающую действительность. По законам жанра детектива обязательно должен присутствовать гениальный сыщик, нет не сыщик вовсе, а дилетант-любитель, который при помощи какого-то только ему известного метода раскрывал бы преступление. У Кантора - это этим героем стал профессор истории Сергей Ильич Татарников, который, сидя у себя на кухне, благодаря отличному знанию исторических событий и умению проводить аналогии раскрывает преступления.

«Скажем метод комиссара Мегрэ - это здравый смысл. Метод Холмса - дедуктивный анализ. Метод Татарникова - использование всемирной истории для понимания бытовой проблемы. Сергей Ильич считает, что если разобраться в причинах падения Римской империи, ничего не стоит определить, кто спер из буфета серебряные ложечки».

Каждый рассказ иллюстрирует «исторический принцип» в расследовании запутанных дел. Вот, например, в рассказе «Налог на страх» некий человек, якобы загримировавшись под одного известного и крайне влиятельного в государстве чиновника, ходил по квартирам, пугал мирных жильцов и собирал с них дань в виде ювелирных украшений, шуб, столового серебра, словом, не гнушался ничем.  Все обставлял так, что с юридической точки зрения казалось, что жильцы сами умоляли взять последнее. Мошенник долгое время оказывался неуловимым. Следствие, как водится, зашло в тупик. Гена Чуховцев, сыщик а-ля мистер Лестрейд, который вел это дело, обращается к Татарникову. Сергей Ильич, ведя неторопливую беседу раскладывает все по полочкам и приходит к выводу: «Понимаете, голубчики, ирония нашей истории состоит в том, что самозванцев не бывает, - потому что страх настоящий». Как же он пришел к такому выводу? Просмотрите несколько цитат, отражающих прелюбопытные исторические параллели, невольно побуждающие делать проекцию на современные события. Может быть, несколько цитат и не передадут иронии автора, его живой боли за страну, но уверена, что вдумчивый читатель в полном варианте повестей обязательно прочувствует эмоциональный фон.  



«Определить, кто самозванец  трудно. Часто бывало, что самозванец получал лигитимность постфактум. Например, черные полковники, генерал Пиночет или генерал Франко… Теперь черных полковников не осталось, повсеместно только голубые - ведомство такое, с лазоревыми погонами».  

«Было в истории, когда лакей притворялся барином или мелкий чиновник  большим притворялся... Врач Бирон управлял Россией. Меньшиков был не знатных кровей, а князем стал”.

«Это не вымогательство, а сбор дани».

«Веспасиан ввел налоги на пользование уборными. Его фразу “деньги не пахнут” повторяют все. Иудею объявил своей личной собственностью, и налоги взимал в свой личный карман».

«Думаете, для чего ходил царь Иоанн на Новгород? Устранить самостоятельную экономическую политику. Подлинная причина разгрома Новгорода самая банальная: налоги купцы не так платили!»

«Что такое, по-вашему, свобода? Свобода боярина - брать с крепостных, свобода крепостного - уклониться от уплаты. Царь Иоанн Васильевич упразднил систему так называемых кормлений и централизировал налоги, чтобы не местные бояре драли с крепостных три шкуры, а он сам, своею собственной дланью шкурки обдирал. Царь сам устанавливает, какие налоги возьмет и на что истратит. Но царю всегда мало. Чего много - это людей, а денег всегда мало! Надо знать, где надавить, и деньги будут! Можно цену на водку приподнять, можно налог на отхожие места ввести, можно учинить продразверстку - есть методы!»

«Вот и наш герой сам сел в машину и поехал по своему городу».

«Неужели вы считаете?..»

«Что же тут считать, голубчик? Все яснее ясного. Экономики в нашей стране нет, промышленности нет, образования и науки тоже теперь нет. Зато чего у нас много - это ресурсов… Нефть, руда, газ. И еще люди. Люди - тоже ресурс. Их можно послать на войну, можно использовать на выборах, можно бесконечно доить».

P.S. Когда подыскивала в интернете фото обложки, встретила статью в «Снобе» об истории появления детективных повестей.