воскресенье, 1 сентября 2013 г.

Ночь нежна, или сумерки богов

В 2010 году в декабрьском номере журнала "Story" мне запомнилась статья Ольги Филатовой "Сумерки богов" о трагической судьбе американского писателя
Скотт и Зельда во время медового месяца на автомобиле
Френсиса Скотта Фицджеральда и его красавицы жены Зельды.
Их фееричная жизнь в начале семейного пути закономерно привела к сумасшествию Зельды и стойкому алкоголизму Скотта. Они сами разрушили себя, любовь, семью. Их безудержное веселье, ежедневные кутежи, перерастающие в дебоши, драки, превратили в прах личности супругов. 


Чета Фицджеральд принадлежала к "золотому" американскому фонду лучшей молодежи. У них было все: слава, деньги, поклонники... Возможно, это все и сгубило их. Больше всего в статье меня потрясла цитата эпизода с автомобильной аварией из романа "Ночь нежна".  Героиня романа Николь в порыве сумасшествия выхватывает руль у мужа в тот момент, когда машина мчится по извилистой горной дороге.  И только чудо спасает семью от гибели. Не правда ли метафоричный эпизод? Но чуда в судьбе Фицджеральда не случилось. Он очень хотел, чтобы Зельда выздоровела, как героиня романа  Николь, чтобы все вернулось на круги своя: веселье, гулянья до утра...

Портреты героев романа "Ночь нежна" Николь и Дик, как будто списаны с Зельды и Скотта. Эндрю Тернбулл, современник Фицджеральда, так его описывает : "Он был изумительно одет. Его ясные глаза - не голубые, а скорее, ореховые или зеленоватые - улыбались вам. В который раз я подивился неотразимости этой улыбки Скотта, изяществу каждого его движения".  ("Story", декабрь 2010) Сравните с портретом Дика: " Глаза сияли яркой стальной синевой. Нос был слегка заострен, а голова всегда была повернута так, что не оставалось никаких сомнений насчет того, кому адресован его взгляд или его слова - лестный знак внимания к собеседнику".


Те, кто знал еще здоровую Зельду вспоминали, что она  всегда была в движении. Ее красоту отмечали многие писатели: "Женственная красота ее лица не скрывала твердости, почти упрямства и какой-то вызывающей самоуверенности, которая нередко отпугивала окружающих".  ("Story", декабрь 2010) Как бы продолжая эту цитату, Фицджеральд так описывает Николь: "Лицо казалось замкнутым, почти суровым, только во взгляде зеленых глаз сквозило что-то растерянное, жалобное. Волосы, золотистые в юности, потемнели со временем, но сейчас, в свои двадцать четыре, она была красивее, чем в восемнадцать, когда эти волосы своей яркостью затмевали все прочее в ней".

Несмотря на внешнее сходство, на идентичные характеры сюжетная линия романа отличается от реальной жизни автора. 

В романе Дик Дайвер психиатр, а Николь вначале его пациентка. С первой встречи Дик влюбляется в Николь. Дик был настолько обаятелен, профессионален как доктор, что Николь не смогла остаться равнодушной. Они становятся мужем и женой. Казалось бы, вот он американский хепи енд. Но не тут то было! Все как раз только начинается: Николь весела и счастлива, а вот Дик катится по наклонной. Он столько сил потратил на выздоровление любимой, что сейчас уже не может лечить больных, как следствие, он покидает клинику. Чтобы заглушить пустоту, он без меры пьет, флиртует, придумывает новую любовь. Финал закономерен: Николь находит другого мужчину, а Дик опускается все ниже и ниже.  


Мне кажется, что роман "Ночь нежна" более глубок по замыслу чем явная сюжетная линия. Это предостережение человека, "прошедшего огонь, воду и медные трубы", всем праздным. Урок людям, вкушающим радости жизни и ничего не созидающим. Откровением звучат слова из дневника Фицджеральда: